В том, кто не уязвляет совесть ближнего, рождается смиренномудрие.

Прп. Исаия Отшельник

День памяти прп. Паисия Святогорца

День памяти прп. Паисия Святогорца
12 июля – День памяти преподобного Паисия Святогорца. Отвечая на вопросы своих духовных детей о смерти, старец Паисий говорил, что «в день своего рождения человек должен думать о дне своей будущей смерти и готовиться к этому великому путешествию».

Смерть – это самое несомненное событие, которое произойдет с человеком. Чтобы монахи в общежительных монастырях об этом не забывали, одному из монахов давали послушание напоминать другим отцам о смерти. Когда другие братья занимались послушаниями, этот монах подходил к ним и говорил каждому: «Братия, нам предстоит умереть».

Жизнь наша обернута смертной плотью. Эту великую тайну не просто понять тем людям, которые состоят лишь из плоти и поэтому не хотят умирать, не хотят даже слышать о смерти. Смерти желают немногие. Большинство людей хотят успеть что-то завершить в сей жизни и поэтому не хотят умереть. Однако Благий Бог забирает каждого человека в наиболее подходящий момент его жизни, особым, только для него предназначенным образом – так, чтобы спасти его душу.

Но человек духовный, будь он молодым или старым, должен радоваться и тому, что он живет, радоваться и тому, что ему предстоит умереть. Для человека, умершего в миру и духовно воскресшего, в отношении смерти совсем нет тревоги, страха или беспокойства, потому что он ждет смерть с радостью. Это происходит, потому что он пойдет ко Христу и будет радоваться рядом с Ним. Но и находясь в жизни сей, он тоже радуется, потому что и в сей жизни он тоже живет со Христом и чувствует часть райской радости, еще живя на земле.

Подвижничество и боль были неотлучными спутниками старца всю его жизнь. Свои подвиги он принес в добровольную жертву любви ко Христу, мучительные болезни принимал с благодарностью и славословием. Страдание и болезни стали его почти всегдашним состоянием. Болея, он подвизался в подвигах аскезы, подвизаясь – болел. Он умел не обращать внимания на свою боль. «Ты делай свое дело, а я буду делать свое», – говорил он болезни и продолжал молиться, заниматься рукоделием или принимать людей. В то время как самому ему было больно, он утешал тех, кто тоже испытывал боль. С самого начала своей монашеской жизни старец много лет страдал и мучился от бронхоэктаза. Ему был поставлен неправильный диагноз и назначено неправильное лечение. Старец харкал кровью, и в конце концов ему была сделана сложная операция. Он очень чутко реагировал на холод. Если во время всенощных бдений двери храма были хоть чуточку открыты, то от малейшего сквозняка он начинал чихать и сильно кашлять. Все это состояние, каким бы трудным и болезненным оно ни было, старец терпел, славословя Бога. Он не роптал и не просил, чтобы Бог забрал от него болезни и дал ему здоровье. Он страдал от межпозвоночной грыжи, которую получил на Синае, пытаясь поднять тяжелый обломок гранита.

Дом старца Паисия Дом старца Паисия
    

В последние годы его мучали кишечные кровотечения. Но, когда старец понимал, что посетители испытывают действительную потребность, он, в каком бы состоянии ни находился, каким бы больным ни был, поднимался с кровати и выходил во двор, чтобы впустить пришедших. Все это состояние старец терпел, славословя Бога. Он не роптал и не просил, чтобы Бог забрал от него болезни и дал ему здоровье, выполнял свои духовные монашеские обязанности, тщательно соблюдал свой подвижнический устав, но силы его оставляли.

22 октября 1993 г. старец выехал со Святой Афонской Горы – как он обычно это делал последние годы, чтобы быть в монастыре Суроти в день памяти преподобного Арсения Каппадокийского. Этот выезд старца с Афона был для него последним. На Святую Гору он уже не вернулся.

В Суроти у старца произошел заворот кишок. Он был вынужден уступить просьбам лечь на обследование в больницу. Врачи убедились, что у старца запущенная стадия рака. Четвертого февраля 1994 г. старцу была сделана операция. Опухоль толстой кишки была удалена, однако рак быстро развивался, поражая печень и легкие. Все это время старец был благодушен, весел, не переставал смешить людей своими добрыми, прекрасными шутками – так, словно больным был не он, а кто-то другой. Он утешал и облегчал боль тех, кто оказывался рядом с ним. «Геронда, вам больно?» – спросил один святогорский монах, видя старца спокойным и мирным. «Я привык к боли», – ответил старец. И действительно, за свою жизнь он сроднился с болью. Он не впадал в панику, не роптал, но терпел и славословил Бога. Находясь в этом состоянии, он размышлял о страданиях святых учеников, погружаясь умом в пережитые ими мучения. Он говорил: «Болезни принесли мне такую пользу, какую не принесла мне вся подвижническая монашеская жизнь».

Старец Паисий свою жизнь сроднился с болью, он не роптал, но терпел и славословил Бога Старец Паисий свою жизнь сроднился с болью, он не роптал, но терпел и славословил Бога
    

Ему был поставлен окончательный диагноз – злокачественная опухоль, рак в одной из самых худших форм. «Принеси-ка мне какой-нибудь платочек, и я пущусь в пляс! Я станцую танец: «Будь здоров, прощай несчастный этот мир!» Я не танцевал ни разу в жизни, но сейчас пущусь в пляс от радости, что приближается смерть», – таков был ответ старца.

Его спрашивали: «Геронда, почему вы не молитесь о том, чтобы Бог исцелил вас? Ведь мы в вас так нуждаемся!» «Что? Обманывать Бога? Ведь я же сам просил Его о том, чтобы Он дал мне эту болезнь», – отвечал старец.

Когда ему стало чуть лучше, он вновь запланировал отъезд на Афон, но этому помешало ухудшение его состояния. За трудностями и препятствиями скрывалась воля Божия. То есть Богу было угодно, чтобы старец Паисий был погребен в миру. Он знал, что подобно тому, как люди нуждались в старце, когда он был жив, они будут нуждаться в нем и после его кончины.

В день памяти святой великомученицы Евфимии, 11 июля, в понедельник, старец причастился последний раз в жизни. Его последняя ночь была мученической. В боли он призывал Пресвятую Богородицу. «Сладкая моя Панагия», – говорил он. Потом потерял сознание и около двух часов был без чувств. Придя в себя, он угасающим голосом произнес: «Мученичество, настоящее мученичество». После этого он мирно испустил дух.

Был вторник, 12 июля 1994 г. 11 часов утра. По старому календарю – 29 июня, память святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Старец был погребен за алтарем храма преподобного Арсения Каппадокийского. О его кончине и погребении никто не узнал. Такова была его воля. Он хотел, чтобы его похоронили тихо и незаметно. Через три дня, когда о его кончине стало известно, началось невообразимое. Толпы людей со всей Греции приезжали поклониться его могиле. Любовь и благоговение к старцу были неподдельны. Одни призывали его как святого, другие от благоговения брали землю с его могилы. Люди, имевшие что-то из личных вещей старца, считали это великим благословением. Многие, особенно те, кто был старцем облагодетельствован, задыхались от плача и слез. Люди почувствовали, что старца с ними не стало, ощутили себя сиротами. Но впоследствии они поняли, что теперь старец находится вблизи Святой Троицы, где предстательствует о всех.

Могила преподобного Паисия Святогорца Могила преподобного Паисия Святогорца
    

На мраморной плите, которую положили на незатейливую могилу старца, были выбиты стихи, написанные им самим:

Здесь жизни прервалось земной
Последнее дыханье.
И Бога молит Ангел мой
Души во оправданье.
А рядом мой святой одет
В небесные одежды,
Душе вымаливает Свет
Спасительной надежды,
Где Светлая Мария
– Святая Панагия.

монах Паисий Святогорец

Елена Журавлева

Источник: Журнал "Покров"

Сегодня

21 ноября 2018 года

Фотографии

Наш храм

Наш храм